суббота, 16 июля 2016 г.

Психотерапия сексуальных расстройств. Гештальт-терапия

(раздел книги  "Психология сексуальности", коллектив авторов, ред. Е. А. Кащенко)

Д. В. Новиков

Гештальт-терапия была создана в середине прошлого века немецким психоаналитиком Фредериком Соломоном Перлзом, во время его работы в Южной Африке, а затем в США, с группой коллег[1]. Зародясь в недрах психоанализа и вобрав в себя лучшие идеи Фрейда, Хорни и Райха, гештальт-подход не вписывался в психоаналитическую парадигму, что и позволило говорить о самостоятельном направлении, названном гештальт-терапией.

Быть может, наиболее характерной особенностью гештальт-терапии, выделяющей ее среди других школ, является психотерапевтическая позиция гештальт-терапевта, т. е. совокупность стратегий, используемых психотерапевтом в терапевтических отношениях со своим клиентом.
В отличие от психоаналитической традиции, гештальт-терапевт не интерпретирует поведение, чувства и переживания клиента, становясь тем самым по отношению к нему в экспертную позицию. Гештальт-подход больше ориентирован на совместное исследование вместе с клиентом его внутреннего мира и способа взаимодействия с окружающей средой. Результатом такой работы является приобретение нового опыта и инсайты клиента, которые приводят его к творческому приспособлению и избавлению от неэффективных, невротических паттернов[2].
В отличие от многих психотерапевтических направлений, в том числе, поведенческих, гештальт-терапевт сознательно отказывается от роли творца изменений в жизни клиента, поддерживая процесс саморегуляции клиента через осознавание проблемных зон и «слепых пятен» в контакте клиента с собой и окружающей средой[3].

По образному выражению Ф. Перлза гештальт-терапевт оказывается «свидетелем терапии» - поддерживая процесс саморегуляции клиента через осознавание клиентом себя и своего окружения.

В настоящее время гештальт-терапия является признанным широко распространенным психотерапевтическим подходом, который включает в себя собственную теорию личности, концепцию формирования симптома, систему диагностики и совокупность методов и стратегий изменения. Она используется в разных областях практической психологии и психотерапии от клинической практики до консультирования организаций. Одной из областей эффективного применения является работа с сексуальными нарушениями[4].


Для того, чтобы лучше познакомиться с гештальт-подходом, мы приведем пример работы с сексуальными дисфункциями[5], а затем — на основаннии этого материала — рассмотрим базовые принципы и методы работы с сексуальными нарушениями, которые характерны для гештальт-терапии. Чтобы читатели смогли более полно усвоить материал, по мере обсуждения принципов и медотов работы будут также обозначены отдельные техники, подходы, и рассмотрены, на основании терапевтического опыта автора раздела, возможные сферы их применения. В заключении раздела мы иследуем возможные механизмы сексуальных дисфункций с точки зрения гештальт-подхода.

Клиентка 43 лет, замужем, имеет двоих детей, работает инженером. Обратилась к гештальт-терапевту по рекомендации психиатра после проведенного курса лечения антидепрессантами. На фоне субдепрессивного состояния у нее имелись трудности в семейных отношениях, в том числе и сексуального характера. Кроме того, она «не хотела всю жизнь сидеть на таблетках», что и послужило поводом к прохождению курса психотерапии.
Первая часть работы была направлена на преодоление субдепрессивного состояния и «восстановления жизненности» клиентки. В процессе этой фазы терапии было обнаружено слияние с матерью — т. е. слабое различение своих потребностей и материнских ожиданий от нее, усвоенных в процессе воспитания — как раз в той области, где материнские установки поддерживали субдепрессивное состояние клиентки.
Далее несколько сессий были посвящены интеграции контакта с телом, с одной стороны, и контакта с окружающим миром, с другой. Это позволило подойти к проблеме сексуального характера — частичной оргазмической дисфункции. Довольно быстро выяснилось, что эти проблемы были связаны с высокой степенью контроля, препятствующей освобождению сексуальности и отголосками фрагментарных дисморфофобических тенденций из подросткового возраста. «Я не отдаюсь мужчинам...» - суммировала осознанные сложности клиентка. В процессе взаимодействия с терапевтом выяснилось, что причиной этому является чувство стыда клиентки, точнее поведение, направленное на избегание чувства стыда в сексуальных отношениях, что приводило к чрезмерному контролю.
Именно адаптации к чувству стыда, принятия своей неловкости и смущения в сексуальных отношениях были посвящены несколько сессий. Принятие этого чувства без самообвинения и подавления было важным результатом работы. Когда стало возможным проживания чувства стыда, женщина позволила в психотерапевтических условиях выразить уважение и даже восхищение мужчиной, что раньше было невозможным — от собственного чувства стыда клиентка защищалась обесцениванием мужчин.
Этой работы оказалось достаточно, чтобы клиента стала получать оргазм и сексуальная жизнь пары вышла на новый уровень. Дальнейшая работа уже не касалась напрямую сексуальных тем.

Давайте посмотрим, как в этой работе реализовывались основные принципы, составляющие гештальт-подход.

Одним из важнейших принципов гештальт-терапии является принцип холизма (от греческого holos – целый). Он подразумевает две вещи: психические феномены неотделимы от телесных и как и телесные от психических, и, второе, невозможно рассматривать человека вне его взаимодействия с окружающей средой.

Прямым следствием этого принципа в области сексуальных дисфункций является следующее утверждение: сексуальная жизнь является выражением взаимодействия партнеров в целом, и важно рассматривать сексуальную дисфункцию в контексте взаимоотношений. Очень часть сексуальные затруднения являются как бы символическим выражением затруднений пары в построении отношений. В приведенном выше примере долгосрочной работы с клиенткой по поводу ее аноргазмии выяснилось, что она избегает чувства стыда не только в сексуальных отношениях с мужем, но и в отношениях с мужем вообще. Не доспускать растерянности и смущения, контролировать взаимодействие, не позволять себе «отдаваться мужчине» - были стратегиями клиентки и в интимной жизни и отношениях в целом, т. е. устойчивым паттерном поведения, требующим психологической коррекции.
Нарушения в отношениях могут выражаться также, например, в диспаурении психогенного характера. В ряде случаев, описывая состояние боли, дискомфорт и напряжение во время полового акта, клиентка может употреблять практически те же самые выражения, что и для описания дискомфорта в отношениях в целом. Одной из возможных причин может быть недостаточное внимание со стороны партнера и излишнее стремление «угодить» партнеру со стороны женщины. В таком случае психотерапевтическая поддержка женщины в праве «заботиться о себе» в отношениях, высказывать свою неудовлетворенность и дискомфорт, сохраняя открытые и доброжелательные отношения с партнером, является эффективной стратегией и для преодоления сексуальных сложностей, и улучшения качества взаимоотношений в целом.

Прямым следствием принципа холизма является многомерный подход к человеку, предложенный выдающимся французским гештальт-терапевтом С. Гингером[6]. Гингер выделяет пять измерений человеческой жизнедеятельнсти:

  1. физическое измерение: тело, сенсорика, моторика.
  2. аффективное измерение: «сердце», чувства, любовные отношения, другой человек.
  3. рациональное измерение: «голова» (оба полушария головного мозга), мысли и творческое воображение.
  4. социальное измерение: отношения с другими людьми, человеческое, культурное окружение.
  5. духовное измерение: место и значение человека в окружающем космосе и глобальной экосистеме.

Сексуальность — одна из важнейших сфер человеческой жизни — проявляется на всех пяти уровнях[7]. Идея Гингера во многом перекликается с отечественной тривиумальной концепцией онтогенеза сексуальности[8]: в ней соматосексуальное развитие соответствует первому измерению по Гингеру, психосексуальное — второму, третьему и частично четвертому, социосексуальное — частично четвертому и пятому.
Гештальт-терапевту при работе с сексуальными проблемами важно прояснять все измерения сексуальности. В приведенном выше примере терапевтической работы большой акцент был сделан на аффективном измерении сексуальных проявлений клиентки: работа с чувствами и отношениями в паре привела к желаемому результату на физическом уровне (получение оргазма). Не менее важным может быть и рациональное измерение сексуальности, к которому принадлежит, по Гингеру, как получение необходимых знаний, так и творческое воображение и фантазия, играющие большую роль в сексуальной жизни людей. Снижение сексуального влечения, особенно у мужчин, может быть вызвано неудачами в социальном измерении, например, проигрышем в профессиональной конкуренции на работе другим мужчинам. Разнообразные сексуальные нарушения могут быть вызваны религиозными сложностями индивида. Как известно, большинство религий регламентируют сексуальную жизнь верующих. Это естественно и происходит на протяжении всей истории человечества, но в процессе постижения верующими нравственных основ религии при недостаточной сексуальной информированности могут возникать значительные сложности сексуального характера. Таким образом, духовное измерение, призванное интегрировать сексуальность и духовность человека, - важный элемент сексуальной жизни.

Холистический подход обосновывает и еще одну важную составляющую в гештальт-терапии. Согласно принципу холизма умственная деятельность и физическая деятельность оказываются явлениями одного порядка и отличаются только энергетическим уровнем — низким при умственной и высоким при физической. Между умственной и физической деятельностью лежат промежуточные состояния в том числе игра и эксперимент. Именно эксперимент — специально организованное проигрывание реальных феноменов интраперсональной и интерперсональной жизни человека — и является «визитной карточкой» гештальт-терапии[9]. Самый известный психологической аудитории вид эксперимента — это диалог с пустым стулом, где две полярности внутреннего конфликта психодраматически рассаживаются на разные стулья и происходит взаимодействие между ними. Эксперимент направлен на то, чтобы клиент получил более глубокий опыт осознавания внутреннего конфликта, прожил его и пришел к желанной интеграции. А в приведенном выше случае работы ключевым моментом терапии явился эксперимент, в котором участвовал терапевт и в котором клиентка позволила выразить уважение, признательность и даже восхищение мужчинами в лице терапевта, чего она не позволяла в повседневной жизни, и с мужем, прежде всего. Внимательное, осознанное проживание и принятие незнакомых клиентке чувств в экспериментальной ситуации было важным шагом в разблокировании сексуальности. При работе с телом одним из видов эксперимента является разыгрывание симптома, где метафорическое описание симптома превращается во внешнее взаимодействие клиента с каким-либо предметом или терапевтом. Например, затруднения дыхания клиент может описывать как что-то давящее на грудь и давление клиент может, например, показать на подушке и отследить свои чувства и намерения. Это может привести к исследованию и принятию неосознаваемых раньше реакции и переживаний, изменению поведения и, как следствие, устранению симптома. То же самое разыгрывание может эффективно помочь в терапии сексуальных нарушений. Здесь требуется деликатность и творческая активность терапевта и клиента, поскольку символически разыгрываются явления сексуальные проявления, но результат может быть значительным. Практика показывает, что умелое разыгрывание сексуальных симптомов (эректильной дисфункции, диспаурении и др.) может привести к значительной положительной динамике в терапии.

Другим важнейшим, может быть даже переломным, моментом в приведенной выше терапевтической работе является работа с чувством стыда клиентки. С точки зрения гештальт-терапии стыд — это регулятор возбуждения (не обязательно сексуального, здесь речь идет об активации организма в широком смысле)[10]. Непосредственное предъявление своего возбуждения, быстрый рост энергии может привести к потере контакта с другим человеком и отвержению со стороны последнего. По образному выражению Олега Немиринского в интимных отношениях стыд — это «сигнал о сближении, когда степень близости не соответствует степени любви», игнорирование чувства стыда приводит к тому, что близость носит механический характер[11]. Другой крайностью является избегание переживаний, связанных со стыдом. Появляется своеобразный «страх стыда», когда человек осознанно или неосознанно избегает определенный действий и ситуаций для того, чтобы ему не было стыдно. Происходит избегание не только интенсивного стыда, но и низкоинтенсивных переживаний этого круга — таких как смущение или неловкость. Это сильно блокирует сексуальные проявления. Из всевозможных методов работы с чувством стыда, которые используются в гештальт-терапии, можно остановиться на двух. Первый из них — это идентификация стыдящей фигуры. Очень часто это значимые взрослые, которые навязывали чувство стыда ребенку: «тебе должно быть стыдно». Скорее всего, подобная фраза результат того, что стыдно самому взрослому, а стыд оказывается интроекцией, под которой в гештальт-терапии понимают ситуацию, когда феномен окружающей среды индивид принимает за собственное переживание. Таким образом, «вернуть» стыд тому человеку, который стыдил и стыдился сам — важное направление работы[12]. Другой стратегией является искреннее и внимательное присутствие терапевта в контакте с клиентом, который стыдится. Это дает возможность проживать чувство стыда и принимать его самому клиенту. Теоретической основой этого подхода является взгляд на стыд как на недостаток поддержки в социальном окружении человека[13] - тезис активно развиваемый в современной гештальт-терапией. Искренняя обратная связь терапевта о том, что стыдящаяся клиентка выглядит очень женственно и привлекательно была важной частью терапевтической работы в случае, описанном выше.
Не только при проработке чувства стыда гештальт-терапевт обращается к родительским фигурам. Многолетний опыт автора показывает, что ни разу серьезная работа с сексуальностью клиента не проходила без обращения к родительским фигурам. Следует сказать, что гештальт-терапия имеет свою специфику работы в этой области. Гештальт-терапевт, как известно, ориентрован на работу «здесь и сейчас», поэтому не предлагает клиенту обращаться к детству или подростковому возрасту с помощью интерпретации. Обычно возникает некоторое чувство клиента психологически необъяснимое исключительно в конкексте настоящей ситуации. Тогда вопрос терапевта «в каких совершенно других обстоятельствах ты испытывал точно такое же переживание?» может вернуть клиента в прошлое его детско-родительских отношений. Подобным образом, если клиент озвучивает какую-нибудь установку (например, «секс — это грязно») правомерно задаться вопросом, из собственного опыта это говорит клиент, или это установка значимой взрослой фигуры из прошлого. Очень часто удается выявить такие навязанные, но не усвоенные клиентом установки (интроекты). Работа с родительскими фигурами в гештальт-терапии направлена на формирование собственных установок и опознания собственных желаний, отличных от установок и желаний родителей, т. е., по сути, на завершение процесса сепарации. В приведенном выше примере психотерапевтической работы работа с сексуальностью оказалась возможна только после завершения работы длительностью в несколько сессий с материнской фигурой.

Мы привели пример работы с сексуальным расстройством, чтобы проиллюстрировать эффективность основных идей гештальт-терапии и осмыслить гештальт-подход на этом материале. Если говорить о гештальт-терапии как о системе диагностики и коррекции психологических нарушений, то здесь нужно обратиться к понятию цикла контакта, введенного Перлзом и Гудманом[14]. Гештальт-терапия, как терапия ориентированная на процесс, концентрируется на взаимодействии организма с окружающей средой. Это взаимодействие рассматривается как последовательность удовлетворения разнообразных потребностей. Организм находится в равновесном состоянии, но как только равновесие организма и окружающей среды нарушается, например, из-за голода, начинается процесс удовлетворения пищевой потребности, после чего организм возвращается в равновесное состояние и новая потребность — какая бы она ни была — начиная от физиологических и заканчивая духовными потребностями человека — вновь выводит организм из равновесия. И так всю жизнь. Соответственно, нормой является либо удовлетворение потребностей, либо осознанный отказ от удовлетворения потребности (например, когда по каким-либо соображениям я отказываюсь от еды, оставляя пищевую потребность на определенное время неудовлетворенной). Патологией является прерывание контакта — т. е. ситуация, когда попытка удовлетворения потребности либо не приводит к желаемому результату вообще, либо удовлетворяется некачественно. Таким образом в основе процессуального исследования симптома в гештальт-терапии лежит изучение процесса удовлетворения потребности, а в основе диагностики обнаружение прерываний контакта. Прерывания контакта имеют свою классификацию и существуют методы работы с прерываниями, восстанавливающие способность индивида удовлетворять потребность[15].

В гештальт-терапии модель удовлетворения потребности любого рода называется циклом удовлетворения потребности или циклом контакта. Он состоит из нескольких фаз. Это можно проиллюстрировать графиком, где по оси абсцисс — время, а по оси ординат уровень активации организма:




Первая фаза ( 1 — 2) — это преконтакт. Он начинается с момента нарушения баланса в организме, а заканчивается в тот момент, когда индивид осознает свою потребность (при пищевой потребности, например, начало — изменение уровня питательных веществ в крови, а заканчивается преконтакт пониманием «я хочу есть»). Следующая фаза (2 - 3) — контактирование. Оно начинается в момент осознания индивидом потребности, а заканчивается, когда индивид четко понимает объект и способ удовлетворения потребностей («я съем яблоко, которое лежит в моем холодильнике»). Третья фаза ( 3 — 4 ) — финальный контакт, собственно удовлетворение потребности (яблоко съедается). Наконец, постконтакт ( 4 — 5 ) — фаза, когда организм возвращается в равновесное состояние, полученный опыт присваивается (яблоко переваривается, возникает удовольствие). Каждая фаза имеет свою специфику, специфические механизмы прерывания и техники работы с прерываниями. Цикл удовлетворения сексуальной потребности — не исключение. Цикл контакта в гештальте более полно описывает сексуальное взаимодействие, чем существующие в сексологии модели. В частности, знаменитый цикл сексуального взаимодействия Мастерса и Джонсон фактически описывает только финальный контакт (возбуждение-плато-оргазм) и постконтакт (разрешение). Наиболее близким к гештальт-подходу оказывается цикл сексуального взаимодействия Е. Кащенко[16] где, помимо, фаз, описанных Мастерсом и Джонсон включается сексуальное желание и сексуальное влечение.




Если провести параллели между циклом контакта Гудмана, описывающего удовлетворение любой потребности и циклом сексуального взаимодействия Кащенко, то получится следующее соотвествие:
Фаза сексуального желания по Кащенко - это преконтакт по Гудману. Это фаза формирования и осознавания потребности, еще слабо привязанной к объектам и проявляющейся в сексуальном интересе. Фаза влечения - это контактирование по Гудману. На этой фазе возникает нацеленность на конкретный сексуальный объект и находится способ удовлетворения потребности. «Влечение - это вектор желания», как это формулирует Евгений Кащенко. Фаза возбуждения, плато и оргазм - финальный контакт по Гудману. Наконец, расслабление (разрешение) - это гудмановский постконтакт. Возвращение в равновесное состояние, восстановление организма и присваивание опыта.

Если говорить про сексуальные дисфункции, то они соответствуют прерываниям контакта. Однако гештальт-терапия использует феноменологический подход, в отличие от медицинской нозологической модели. Следствием этого факта является то, что между описанием сексуальных дисфункций в МКБ-10 и гештальт-диагностикой, основанной на прерывании контакта, нету прямого соответствия: за определенной сексуальной дисфункцией по МКБ могут, в зависимости от конкретного взаимодействия, стоять разные прерывания и наоборот, одно и то же прерывание контакта может приводить к различным сексуальным дисфункциям — все зависит от конкретного случая, конкретного индивида или, точн. Тем не менее связи сексуальной дисфункции и нарушения контакта несложно установить в каждом конкретном случае. Это позволяет использовать богатый опыт гештальт-подхода для терапии сексуальных расстройств. Более того, сексуальные нарушения могут быть обнаружены только в ситуации сексуального контакта, поэтому основанный на контакте гештальт-подход является хорошей теоретической базой для этой области психотерапии.

Есть еще одно важное обстоятельство, которое следует иметь в виду, когда мы используем гештальт-подход в сексологии. Следует найти наиболее раннее по фазам цикла контакта нарушение, поскольку часто симптом обнаруживается в сексуальном взаимодействии позже того, как уже что-то пошло не так во взаимодействии[17].

На стадии преконтакта мы имеем дело со снижением или отсутствием сексуального желания. Причинами такого явления могут быть: невозможность распознать сигналы организма, свидетельствующие о наличии потребности (механизм прерывания контакта, называемый конфуенцией или слиянием). Это может быть по причине нечувствительности к своему организму и сниженной способности выделять фигуру потребности. Тогда фокусом терапии будет восстановление чувствительности организма, умение клиента ощущать и распознавать сигналы, свидетельствующие о проявлениях сексуальности. По мере восстановления чувствительности в процессе терапии возможно будут обнаружены избегаемые (например, вследствие сексуальной травмы) переживания, свидетельствующие о внутреннем конфликте клиента. Дальше работа идет на исследование, проживание и принятие отвергаемых переживаний.

Другой возможный вариант слияния — это слияние с кем-то из родителей, которые либо сами обладали сниженным сексуальном желанием, либо не принимали сексуальные желания своего ребенка. В таком случае внутренний конфликт клиента оказывается конфликтом с родительской фигурой и далее идет разрешение этого конфликта (здесь может быть использована, например, техника пустого стула).

Еще одним нарушением на стадии преконтакта может быть неправильное распознавание своей потребности. Например, женщина может принять потребность в получении нежности и тепла за сексуальное влечение (прерывание контакта, когда человек принимает за свою потребность какие-то стереотипы и установки, пришедшие извне называется интроекцией). Этому прерыванию контакта не соответствует напрямую диагноз МКБ, но оно может привести к нарушениям на более поздней стадии (например, аноргазмии).

Нарушения на стадии контактирования будут иметь место в случаях, когда сексуальное желание опознано и принимается индивидом, но он неверно определяет объект или способ удовлетворения потребности. Это может привести к различным сексуальным нарушениям (диспаурении, недостаточности сексуальной реакции, аноргазмии, сексуальной аверсии). В таком случае работа может вестись с интроекцией — т. е. ситуцацией, когда навязанный извне способ взаимодействия клиент принимает за свой собственный. В частности подстраивается под сексуальный сценарий партнера, игнорируя свой. В таком случае вполне вероятны диспареуния, вагинизм, недостаточность генитальной реакции. При попытке «заставить» себя вступать в сексуальные отношения (например, когда брак навязан родителями) может проявиться сексуальное отвращение. Здесь важно определить то место и ту ситуацию, в которой человек перестал слушать собственные потребности и стал выполнять чужие, навязанные стереотипы поведения.

На стадии финального контакта проявляются такие сексуальные нарушения, как оргазмическая дисфункция, преждевременная эякуляция, вагинизм. Здесь основным способом прерывания контакта оказывается ретрофлексия — остановка взаимодействия индивида из-за внутреннего конфликта. Для работы с этими нарушениями важно определить две стороны внутреннего конфликта. Часто (но не обязательно) это — желание сохранить контроль над собой, с одной стороны, и желание контроль отпустить для получения сексуального удовольствия. Задачей терапевта является вскрыть потребности, стоящие за каждой из сторон внутреннего конфликта и помочь найти творческое приспособление, снимающее этот внутренний конфликт[18]. Это может делаться с помощью психодраматического разыгрывания симптома, метода пустого стула и т.д.

Литература:

Ж.-М. Робин, «Гештальт-терапия», М. 1998
Ж.-М. Робин, «Стыд. Стенограмма лекции» в сб. «Гештальт — 2002», М. 2002
Н. Лебедева, Е. Иванова, «Путешествие в гештальт», СПБ 2004
Б. Мартель, «Сексуальность, любовь и гештальт», Спб. 2006
О. Немиринский, «Фасилитация контакта в гештальт-терапии (анализ случая)», http://gestalt.ru/articles/?id=63505
С. Гингер, А. Гингер, «Гештальт - терапия контакта», СПБ, 1999

Примечания:

[1] Ф. Перлз, «Теория гештальт-терапии», М. 2004
[2] Ж.-М. Робин, «Гештальт-терапия», М. 1998
[3] А. Бейссер, «Парадоксальная теория изменений» в сб. «Гештальт — 2001», М. 2001
[4] Б. Мартель, «Сексуальность, любовь и гештальт», Спб. 2006
[5] О. Немиринский, «Фасилитация контакта в гештальт-терапии (анализ случая)», http://gestalt.ru/articles/?id=63505
[6] С. Гингер, А. Гингер, «Гештальт - терапия контакта», СПБ, 1999
[7] Б. Мартель, «Сексуальность, любовь и гештальт», Спб. 2006
[8] Е. Кащенко, «Основы социокультурной сексологии. Курс лекций», М. 2011
[9] Е. Петрова, «Эксперименты в гештальт-терапии», http://www.gestalt.sp.ru/materials/id150/
[10] Ж.-М. Робин, «Стыд. Стенограмма лекции» в сб. «Гештальт — 2002», М. 2002
[11] О. Немиринский, «Фасилитация контакта в гештальт-терапии (анализ случая)», http://gestalt.ru/articles/?id=63505
[12] Ж.-М. Робин, «Стыд. Стенограмма лекции» в сб. «Гештальт — 2002», М. 2002
[13] Г. Уилер, «Гештальттерапия постмодерна. За пределами индивиуализма», М. 2011
[14] Ф. Перлз, «Теория гештальт-терапии», М. 2004
[15] Н. Лебедева, Е. Иванова, «Путешествие в гештальт», СПБ 2004
[16] Е. Кащенко, «Стимулирование сексуального влечения», М. 2010
[17] Б. Мартель, «Сексуальность, любовь и гештальт», Спб. 2006
[18] Д. Новиков, «Невроз и сновидения» в сб. «Гештальт — 2015», М. 2015

Комментариев нет:

Отправить комментарий